image

ТРУДНЫЕ ВЕРСТЫ ЕЕ СУДЬБЫ

Знаменитые люди западнодвинского района: ТРУДНЫЕ ВЕРСТЫ ЕЕ СУДЬБЫ
Родом Екатерина Егоровна Речистер из Бибирева. Росла в большой крестьянской семье, в постоянной нужде и бедности. Когда ей исполнилось тринадцать с половиной лет, отправила ее мать в Ленинград в няньки. 
И до сей поры помнит она своих бывших хозяев Лобаневых. Не приведи Господь в подчинение таким попадаться. Катерина оказалась в самом что ни на есть настоящем рабстве. С утра до ночи гнула спину, выполняя капризы хозяйки. С ног от усталости валилась, к тому же вечно была голодной. По сей день хранит первую свою фотографию (снялась за два месяца до начала войны), на которой выглядит настоящим дистрофиком – кожа да кости, лишь живым огоньком поблескивают глаза, свидетельствующие о юном возрасте их владелицы. 
В первые дни войны Катерина и вообще осталась на улице: хозяева покинули город, а ее бросили на произвол судьбы. Что было делать, куда идти? Определилась на оборонные работы, там хоть какой-никакой паек давали. Постоянные обстрелы, взрывы бомб, страшные очереди за куском хлеба и, куда ни глянь, — трупы людей, умерших от голода. 
Катя и сама вскоре дошла до такого состояния, что передвигалась с большим трудом, а в один из дней уже не смогла подняться на ноги. Когда ее в числе других лежачих больных увозили на «большую землю» через Ладожское озеро, она и не чаяла остаться в живых. 
Доставляли беженцев в Тихвин, где их по специально установленной диете кормили, чтобы привести в чувство и возвратить к жизни, а потом грузили в эшелоны для отправки в тыл. 
Вскоре после того как Розова (это ее девичья фамилия) оказалась в вагоне, налетели вражеские самолеты и стали бомбить железнодорожную станцию. Кто смог встать на ноги или ползти, потянулись к выходу и в буквальном смысле этого слова стали вываливаться из дверных проемов на платформу. При этом калечились, а многие получили ушибы головы, но зато уцелели при попадании бомб в состав. 
Налет закончился, и заново сформированный эшелон тронулся окружным путем в город Глазов в Удмуртию, где эвакуированных поместили в госпиталь. После курса лечения желающие помочь фронту устраивались на военные заводы.
2. 
Катерина Розова была зачислена в штат 544-го Кунцевского военного завода. Работала в третьем цехе, выпускавшем снаряды. Станки были высокие, так что приходилось вставать на подставку, чтобы дотянуться до рычагов. 
Рабочий день длился долго, уставала страшно, и все время хотелось есть. По карточкам давали ежедневно по 200 граммов хлеба. По первости она съедала месячную норму за две недели. Хорошо, что стахановцам, которые выпускали по 250 снарядов в смену, полагался дополнительный паек. И Катерина, собрав все свои силенки и волю в кулак, умудрялась достигать этого заветного «потолка». Не обращала внимания, что ноги в плохой обувке мерзли, терпеливо сносила боль. В общем, горюшка хлебнула «под самую завязку». 
Настал момент, когда вместе с продуктовой карточкой стали выдавать раз в месяц по бутылке водки. Она меняла спиртное на хлеб, таким образом старалась поддерживать себя в рабочей форме. 
Однажды парень, обслуживавший соседний станок, сказал ей: «Я собираюсь пойти на фронт добровольцем. Не хочешь ли ты составить мне компанию?»
Катерина, долго не раздумывая, согласилась. И на другой день отправилась в военкомат. Ей вначале отказали в просьбе – слишком хилой на вид была. Лишь на третий раз сказали: «Если пройдешь комиссию, пойдешь служить». 
И вскоре она уже собирала походный вещевой мешок, положив в него нехитрые пожитки: кружку, ложку, котелок, рабочий комбинезон. 
Новоиспеченных бойцов долго везли до Москвы. В столице Розову определили в 150-й гвардейский полк. Первым делом отправили в баню, выдали военное обмундирование – новое, с иголочки, и кирзовые сапоги.
Вскоре Катерина прибыла в расположение роты связи. Пройдя предварительно специальные курсы, стала она связисткой. Ловко лазала по столбам, а то и по стволам деревьев, чтобы наладить связь, которая, как бы ни было опасно, как бы ни свистели пули, должна действовать, чтобы там, на передовой, где шли ожесточенные бои, слышали распоряжения командования, а командование находилось в курсе того, как развивается бой, каковы силы противника и в какой момент потребуется подкрепление. 
В общем, без связи на войне – как без рук. И те, кто осуществлял задачи по ее налаживанию, понимали, какое ответственное и важное дело им поручено. 
Запомнились Катерине Розовой затяжные бои под Гжатском, который два или три раза переходил из рук в руки, пока не был отбит у фашистов. В один из горячих денечков, когда в очередной раз полезла на столб, чтобы установить связь, оборвался ремень безопасности, и она упала с большой высоты и получила сильные ушибы ног и спины и перелом руки.
Ее свезли в госпиталь, располагавшийся в Щелкове под Москвой, где пришлось пролежать два месяца.
3.
Когда возвратилась в свой полк, ее зачислили в один из формировавшихся отрядов, которые отправляли под большим секретом в неизвестном направлении.
Катерина тоже долго была в неведении, куда движется эшелон. Лишь когда стали проезжать мимо Байкала, просочились слухи, что везут их на Дальний Восток. 
По прибытии в Читу новое пополнение повели в часть, где была организована встреча с командующим военным округом маршалом Ковалевым. Прибывших распределили по частям. Отряд, куда входила Катерина Розова, был направлен на японско-монгольскую границу. Там произошла ее встреча с будущим мужем. 
Старший лейтенант Речистер с броской наружностью сразу приметил хрупкую девчушку с короткой стрижкой, которая делала Катерину похожей на парнишку. И она не могла отвести от красавца глаз. Так и свела их судьба на дальних рубежах России, за тридевять земель от родного катерининого Бибирева.
Юзеф Абрамович был родом из Одессы. В годы войны там погибли его родные, и впоследствии, когда окончилась война, он не смог себя заставить съездить на родину – слишком велико было горе и не хотелось ворошить кровоточащие в душе раны.
Некоторое время после демобилизации семья Речистеров жила в Молдавии, а затем переехала в Бибирево.
Но это было потом. А пока шла война, молодые супруги несли каждый свою воинскую службу. Екатерина Егоровна, будучи зачисленной в штат эксплуатационного железнодорожного полка, овладела несколькими специальностями – поработала стрелочницей, оператором, вела списание составов.
Мужа перевели служить в Монголию, и лишь изредка, когда выпадали ему командировки в прежнее расположение части, они встречались накоротке. 
Катерина была активной участницей художественной самодеятельности, лихо отплясывала лезгинку, цыганский танец, прекрасно пела. Каждое ее появление на сцене зрители встречали бурей аплодисментов. 
Шла подготовка к смотру художественной самодеятельности среди соединений, входивших в военный округ. 
Начальник штаба Яблонский был очень заинтересован в том, чтобы его артистическая команда заняла первое место. Однажды, когда он наведался с проверкой в железнодорожный полк, Катерине посоветовали обратиться к нему с просьбой перевести ее служить в ту часть, где находился муж. Яблонский, внимательно выслушав ее и узнав, что она заядлая участница самодеятельности, сказал: «Если займешь первое место на смотре, так и быть, исполню твою просьбу».
И Катерина постаралась вовсю. Блестяще исполнила танцевальные номера, продемонстрировала вокальные данные, спев любимые свои песни. Она не знала, что в тот день ее Юзеф в очередной раз приехал в городок в командировку и попал на смотр. Да и он не узнал жену в сценическом наряде, когда она танцевала лезгинку. «Что это за паренек такой ловкий?» — спросил у сидевших рядом с ним зрителей. А когда ему сказали, что это его Катерина, ушам своим не поверил. 
В перерыве между отделениями концерта нашел ее за кулисами. Она меняла костюм к следующему выступлению, торопилась. А муж все-таки не преминул укорить ее за то, что записалась в «артистки» без его ведома. Когда узнал, что жена делал это главным образом для него, чтобы оказаться рядом, его радости не было границ. 
На том смотре Катерина заняла три первых места за каждое свое выступление. И в целом их артистическая команда стала лидером. Начштаба выполнил свое обещание, оформив перевод сержанта Речистер в часть, где служил ее муж. И вскоре она уже обустраивала жилье в Монголии. Там, за границей, и родился у нее первенец. А всего Екатерина Егоровна и Юзеф Абрамович Речистеры воспитали четверых детей. 
Как бы трудно ни приходилось в первые послевоенные годы, уже вернувшись в родные края, Екатерина Егоровна продолжала принимать участие в художественной самодеятельности, выезжала в составе концертной бригады от нашего района на областные смотры, проходившие тогда в Великих Луках. У нее сохранилась фотография, где она запечатлена с женской группой хора, занявшей призовое место на очередном смотре. В первом ряду сидит баянист Орест Станков. Те, кто в пятидесятые годы прошлого века посещал клуб Западнодвинского ДОКа, помнят этого незаурядного музыканта, при непосредственном участии которого проходили ответственные культурно-массовые мероприятия и выявлялись талантливые исполнители среди участников самодеятельности.
Автор Л. САВЕЛЬЕВА
               Фотография взято из архива фотографий  и к статье относится только для привлечения внимания.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.