РАДИ ЖИЗНИ НА ЗЕМЛЕ

           Знаменитые люди западнодвинского района: РАДИ ЖИЗНИ НА ЗЕМЛЕ
Когда началась война, Петру Лобаневу  было 17 лет. Жизнерадостный, смелый, решительный – таким запомнился паренек тем, кто его знал. За плечами у него была семилетка. В 1939 году, после смерти матери, остался он на попечении своей  родной тети – Натальи Яковлевны Воробьевой, которая любила его, как своего родного сына. Старалась оберегать его. Но никакие  уговоры не помогли удержать Петра от исполнения задуманного: во что бы то ни стало попасть на фронт. Три раза ходил в военкомат, и каждый раз получал отказ в  просьбе зачислить его в ряды добровольцев. Но  продолжал настаивать на своем. «Если не удовлетворите  мою просьбу, —  твердо заявил он, — самовольно пойду воевать».  В конце концов, добился своего: его зачислили в формировавшийся из коммунистов и комсомольцев разведывательный  отряд. 
Здесь свела его судьба с 20-летней комсомолкой Марией Кирилловой, работавшей перед войной делопроизводителем в горсовете в г. . Им предстояло вместе выполнять задания, выходить в тыл врага для того, чтобы  собирать сведения о расположении и численности вражеских подразделений. Предварительно им разъяснили, с какой осторожностью надо действовать, как вести себя, чтобы не вызывать подозрения у врага. И вот, наконец,  им было дано первое задание. Одетые в старые телогрейки и лапти, они прикинулись нищими и направились к населенным пунктам, где располагались немецкие части. Все прошло гладко, на них немцы не обратили внимания, так как много тогда нищих скиталось по деревням в попытках выпросить у местных жителей хоть кусок хлеба. Разведчики не теряли времени даром. Запоминали, где и какая техника стоит, где располагаются орудия, чтобы, возвратившись назад, доложить подробно обо всем, что удалось узнать.  
Опасность быть разоблаченными подстерегала на каждом шагу. Но комсомольцы думали лишь о том, чтобы как можно лучше выполнить каждое очередное задание и помочь нашим бойцам скорее прогнать фашистов с родной земли. 
Однажды, когда они, добыв ценные сведения на вражеской территории, возвращались на свою базу,  их обстреляли. Мария успела скрыться, а Петр под носом у немцев  спрятался в конюшне среди лошадей.  Под утро, обнаружив под стеной щель,  он сделал подкоп и бежал. Когда разведчик переплывал реку,  по нему открыли огонь, но пули миновали его в тот раз. 
В конце августа 1941 года  Петра по настоянию тети  отпустили на три дня домой. Но пробыл он у своих  только несколько часов. 
С  тех пор родственники ничего не знали о судьбе Петра, так же, как мать Марии не знала о судьбе своей дочери. Почти  два года спустя после начала войны  на имя Ольги  Ильиничны Кирилловой  пришло извещение  о том, что ее дочь Мария Егоровна Кириллова пропала без вести.  Ольге Ильиничне пришлось перенести  тяжкое горе:  кроме дочери, погибли на войне  и двое ее сыновей – комсомольцы  Алексей и Николай. Причем о том, как и где погиб Алексей, тоже так и осталось неизвестно. Шестнадцатилетним пареньком ушел он в партизаны и пропал без вести на дорогах войны.
…Не вернулись с очередного задания Петр Лобанев и Мария Кириллова. После войны прошел слух, что их видели повешенными в одной из деревень в Пеновском районе. Когда по прошествии порядочного времени в послевоенные годы  матери Маши Кирилловой показали фотографию, запечатлевшую тела висевших на виселице парня и девушки, она узнала по расцветке сарафан, который сшила перед войной  дочери. Лоскуток такого же материала Ольга Ильинична хранила у себя до последнего дня  своей жизни.
Страшные муки приняли на себя комсомольцы, но не выдали своей тайны врагам и погибли, как герои. Неизвестно, где их могила, нет официального сообщения об их гибели: они служили в разведке. И этим все сказано. Они ничего не сказали врагам, поэтому очевидцы не знали их имен. Затерялась безымянная могила. Но те, кому сегодня двадцать лет, должны запомнить их имена. Они пожертвовали своей юностью, самым дорогим, что у них было, — жизнью, ради счастья ныне живущих и будущих поколений людей.
ПАМЯТЬ СЕРДЦА
Хорошо знала юных разведчиков уроженка г. Западная Двина Александра Васильевна Нилова, служившая в том же отряде, что и Петр с Марией. На ее долю выпали суровые испытания: довелось  побывать в фашистских застенках, перенести пытки и издевательства фашистских палачей. Но ее дух не был сломлен. У нее хватило мужества и сил вынести  все. Вот что вспоминала она о том времени:
«…Штабу Западного фронта  понадобились люди, сильные духом, готовые на любые пытки и смерть. С заданиями командования уходили в тыл врага коммунисты и комсомольцы и с донесениями возвращались  назад. Из нашего города на эту работу пошли Эмма Вильц,  я, Шура Бутверская, Шура Сухорукова, Юля Недра, Иван Дмитриевич Шапыро (тогдашний персональный пенсионер), Маруся Кириллова и Петя Лобанев, Гутя и Тамара Байковы, Катя Принц, Анна Мацкевич и другие. Пробирались мы в самую гущу врага, в расположение складов с боеприпасами, с горючим, а по нашим следам  советские летчики обрушивали удары на головы врага.
Мне лично пришлось переходить линию фронта вместе  с Эммой Вильц 19 раз. И почти каждый раз – встреча с врагом.
…Вот по проселочной дороге навстречу немцам едет  на дряхлой кляче, за которой подпрыгивает на рытвинах старая телега, 60-летний Иван Шапыро. Сзади на привязи еле бредет коровенка. В телеге – узлы с домашним тряпьем, под ними – рация, которую нужно доставить партизанам в полоцкие леса. Это лишь один эпизод той страшной поры, свидетельствующий о том,  какому риску подвергали себя разведчики. Стоило немцам  остановить повозку и заглянуть под узлы… 
А вот некоторые эпизоды моей жизни в ту грозную пору.
Нужно было обнаружить  вражеский аэродром. Мы с Эммой, спрятав в рукавах  бутылки с бензином, пробираемся из Кувшиновского района на Смоленщину. Ночью, в условленный час, услышав гул наших бомбардировщиков, мы должны были  осветить аэродром с двух сторон. Задание было выполнено. За это нас наградили  медалями «За отвагу».
3 декабря 1943 года. Получаем с Эммой задание распространить ложный слух среди немцев, что 7 декабря наши войска собираются наступать в районе таких-то деревень. И с этим заданием  справились мы успешно.
Наши войска пошли в наступление  в другом месте, и в течение 20 дней  были освобождены Калинин и несколько других городов. Немцев гнали от Москвы. К концу декабря наши войска с севера подошли вплотную к Ржеву, а мы с Эммой в это время, после продолжительных пыток, измученные, обмороженные, находились в Ржевском концлагере, где испытали все ужасы  зверств гитлеровцев. 
Не думала я, что удастся выбраться живой из этого ада. Но мне просто повезло, что уцелела, дожила до Победы. А вот Эмма Вильц так и сгинула бесследно в кромешном аду войны. Остались неизвестны подробности гибели Шуры Сухоруковой. Наши разведчики после того, как не вернулись с очередного задания Петр Лобанев и Мария Кириллова, совершая вылазку в населенные пункты Пеновского района, натолкнулись в одной из деревень на виселицу и узнали в казненных наших  бесстрашных комсомольцев. Об их бесстрашии и мужестве, о том, что они погибли геройски, должны помнить потомки  «через года, через века». Они отдали свои жизни ради мира, ради счастливого будущего своего народа…   
Подготовила Л. САВЕЛЬЕВА 

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.