НЕ ДОШЛА НАГРАДА ДО ГЕРОЯ

Знаменитые люди западнодвинского района: НЕ ДОШЛА НАГРАДА ДО ГЕРОЯ
Что помнится больше всего человеку? Самое что ни на есть трудное. А таких моментов на фронте было сколько угодно. В каждом бою где-то рядом  чувствовалось дыхание смерти. То тут, то там косила она бойцов. Сашку Беляева она тоже не раз подстерегала, пытаясь уложить навсегда в воронке от разрыва очередного снаряда, пущенного по нашим позициям с вражеской стороны. Но, видать, не отлита была фашистами такая пуля, чтобы утихомирила его, неугомонного, на веки вечные. Живуч был, бесстрашен, горяч и напорист. Ни малейшей возможности как следует проучить врага не упускал. И выводил противника из себя до того, что устраивала немчура за ним настоящую охоту. Да, да, приказ такой немецкое командование спускало на передовую: во что бы то ни стало  уничтожить злосчастную огневую точку, от которой не было ни минуты покоя.
 В одном из боев пулеметный расчет, в который входил Александр Беляев, поразил три вражеские пушки.
— Под прикрытием двух других пулеметов, — вспоминал при случае бывалый фронтовик в послевоенные годы, -  я продвинул свой на левый фланг и проутюжил как следует фашистские укрепления с той стороны
, с которой немцы не ожидали отпора, уверенные, что оттуда им ничего не грозит, так как два других наших пулемета строчили по эшелону  с фашистскими танками. В том бою наши подразделения взяли в плен 13 тысяч вражеских солдат.
— А однажды, — продолжал рассказ Александр Иванович, восстанавливая в памяти картины пережитого,  — после очередной отбитой атаки наступающих вражеских войск заняли мы оборону. К ночи все затихло. Успокоились немцы, прикорнули и наши бойцы. А меня под утро как будто кто-то в бок толкнул. Было еще рано, часов пять. Вдруг я услышал нарастающий гул вражеского самолета. Пригляделся и увидел, что к его хвосту прикреплена огромная цистерна с тремя полосами на боку и нарисованной женской головой. Понял, что тащит немец на нашу территорию в этой емкости отравляющие газы. Использовав внезапность, он хотел сбросить эту ядовитую бомбу на расположение наших войск, чтобы отравить как можно больше бойцов. Не мешкая, схватился я за пулемет, взял прицел. Горизонтальный рычаг закрепил, а вертикальный верчу, стараясь нащупать цель. Выстрел попал в бок. Самолет загорелся, но с маршрута не уходит, начал набирать высоту, а из мелкокалиберных пушек, установленных на борту, поливает вокруг. Три залпа попали в чистое поле, один угодил в походную кухню нашей батареи. Тут уж зенитчики забегали, начали бить по фашистскому стервятнику. И он, весь охваченный огнем, стремительно понесся вниз. Никто из него не выпрыгнул. Ходили мы потом смотреть на то, что осталось от самолета. Оказалось, что члены экипажа были прикованы цепями. Посылали немцы на такие задания смертников.
После того, как мы подбили самолет, немецкое командование отдало по своим войскам приказ: взлет и вылет самолетов без разрешения свыше категорически запрещается. За неподчинение – самое строгое наказание. Осторожность – прежде всего. Враг хитер и коварен. Листок с записью этого приказа на второй день принес нам почитать капитан. Разведка наша действовала как надо, перехватывала радиограммы врага.
А еще решили немцы во что бы то ни стало уничтожить наш расчет. Но это им не удалось. У меня к тому времени на счету было два сбитых вражеских самолета. Представили к высокой награде, но до меня она так и не дошла.
Сашку Беляева иначе как героем никто уже и не называл после этого. Тяжелое ранение, контузия, а после излечения перемена места воинской службы. Это, конечно, сыграло свою роль, что не дошла до него награда. Да и некогда было на войне заниматься розыском. В бой шли не ради славы, ради жизни на земле. И медаль «За отвагу», полученную им наряду с другими регалиями в других сражениях, почитал он не меньше, чем золотую звездочку, которая по праву должна была занять свое место в его наградном списке.
От Ржева до Берлина пролег его боевой путь.
…26 июня 1942 года ушел Александр Иванович Беляев на фронт рядовым, и сразу получил боевое крещение под Ржевом. Затем воевал в составе 3-го Белорусского фронта (г. Рославль, Барановичи), прошел по дорогам Украины, Польши. Самые сильные бои были на реке Висле около Варшавы, где его тяжело ранило. Идя на прорыв из окружения, часть, в которой он служил, почти вся полегла. Лечился он  в госпитале в Харькове.
В составе 3-го Украинского фронта освобождал Катовице. Неподалеку, в местечке Водовицы, был подземный завод, где работали наши пленные. Момент освобождения их запечатлелся в памяти навсегда.
Около Праги произошла встреча трех фронтов. Полк, в котором служил Беляев, пополнился новыми силами. Довелось ему дойти с боями до ворот Берлина, а оттуда их соединение повернули на Вену. После ее взятия дошли до Праги.
Уволен в запас А. И. Беляев был 25 декабря 1945 года. И вскоре вернулся он в Севостьяново, на свою малую родину. Здесь прошла, считай, вся его оставшаяся жизнь.
Его жене, Раисе Семеновне, тоже пришлось много пережить в войну. На ее глазах немцы, которым удалось похозяйничать на территории Западнодвинского района в течение двух с половиной месяцев, захватили в плен и согнали в сарай в ее родной деревне Севостьянове группу наших солдат. Хотелось во что бы то ни стало хоть чем-то помочь им. Однажды мать дала ей хлеба и сказала: «Попробуй незаметно от охранников подойти к амбару и просунуть завернутый в тряпицу кусок в щель». Раиса уже подобралась к самой постройке, но вдруг очутившийся рядом немец вырвал у нее из рук хлеб и отвесил ей оплеуху так, что отлетела она на несколько метров. Убегала, что было сил, радуясь, что осталась невредимой. Но все-таки выход был найден. Пробравшись с другой стороны, небольшой лопаткой рыла она на смену с другими подростками подкоп, делая вид, что занята игрой. А наши бойцы, увидев в щель их старания, догадались, что могут воспользоваться этой подмогой, и стали расширять изнутри щель под стеной. В ту же ночь 17 пленных совершили побег. Лишь один из них погиб в открывшейся с опозданием стрельбе. Остальные ушли.
Судьба их все время волновала Раису и ее родственников. И уже после войны к ним в дом пришел один из бывших пленников, специально совершивший поход с сыном по местам былых сражений. Чудом оставшись живым благодаря помощи здешних жителей, он дал себе зарок: если уцелеет, обязательно должен побывать в этих краях, от души поблагодарить спасителей  от себя лично и от своих бывших боевых товарищей.
Автор Л. САВЕЛЬЕВА

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.